После 2000-х тема защиты окружающей среды для Германии и России больше не привлекательна

30.05.2016 в рамках международного симпозиума «Примат национального права? Меняющееся отношение к международным правовым обязательствам», организованного гражданским форумом ЕС-Россия и Немецко-русским обменом прошел воркшоп «Возможности и трудности применения международного права в защите национальных парков и заповедников». Михаил Крейдлин из Гринпис Россия и Годехард Вагедес из Министерства сельского хозяйства, окружающей среды и развития сельских территорий Федеральной земли Брандербург были приглашены для участия в дискусии, которую модерировала Франциска Шперфельд из Независимого института по вопросам окружающей среды.

В развитии природозащитного права России и Германии существуют примечательные общие черты: вплоть до поздних 1990-х политические акторы обеих стран поддерживали развитие и применение национального и международного природозащитного права. Обе страны приняли перспективные правовые постановления и подписали международные природозащитные соглашения, как, например, Рамсарскую конвенцию, конвенцию ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного наследия, Хельсинскую конвенцию. Однако амбициозный подход к интересам окружающей среды сбавил обороты с конца 1990-х; важность защиты окружающей среды все больше замещаются потребительскими и эксплуататорскими интересами.

Михаил Крейдлин назвал многочисленные примеры природоохранных зон России, которые находятся под угрозой потери своего значения начиная с 2000-х годов. Особенно критичной является ситуация заповедников в самом высоком защитном статусе, а также для объектов природного наследия ЮНЕСКО. Это относится к примеру к природоохранным территориям Золотых гор Алтая, острова Врангеля, Кавказскому заповеднику, Девственным лесам Коми и Вулканам камчатки. Угрозу представляют проекты экономического развития (добыча полезных ископаемых, туризм, проведение газоканалов), реализация которых подрывает или изменяет основы существующих национальных и международных правовых норм.

На сегодняшний день обращение к международным органам и институтам (Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО, Международный олимпийский комитет) во многих случаях позволяло предотвратить противозаконные экономеческие проекты. Можно говорить о том, что международные правовые нормы все еще предоставляют эффективную защиту для природоохранных территорий России.

Касательно немецкого контекста действие международных правовых норм условно. Относительно европейских соглашений прослеживаются тенденции, показывающие, что международные соглашения не обязательно являются эффективным защитным инструментом. Годерахд Вагельс объясняет данную особенность таким образом: европейские стандарты, которые, как правило, не на столько всеохватывающи, как национальные, принимаются как исчерпывающие, а следовательно, не требующие дальнейшей детальной разработки. Таким образом, если раньше международные конвенции представляли собой определяющие рамки для дальнейшей надстройки из национального права, то теперь же международные стандарты являются поводом не заниматься правовым уточнением национального уровня.

При этом роли гражданского общества России и Германии очень различны. Голос гражданских инициатив или сообществ против нанесения вреда окружающей среде и сомнительных экономических намерений в России едва слышен. Репрессивная политика правительства Российской Федерации оставляет гражданское общество в стороне от контроля над принятием стратегических решений. Это тем более драматично, так как по сравнению с Германией де юре доступ в суды в Росии для организаций проще. В Германии экологические объединения очень активны, имеют сильную позицию и принимают активное участие в планировании и имплементации экологических стратегий.

В данном контексте важным шагом является объединение и кооперация в международном масштабе. Михаил Крейндлин подчеркивает очень позитивный и важный пример организации World Heritage Watch (Варта всемирного наследия). World Heritage Watch фигурирует как наблюдатель и всемирная сеть неправительственных организаций и локальных групп, которые занимаются сохранением объектов мирового наследия ЮНЕСКО и оповещают органы ЮНЕСКО о состоянии релевантных объектов.

Назад