Побег от международных стандартов: Референдум по поправкам к Конституции цементирует старые иллюзии в отношении власти в России и бросает вызов её гражданам, соседям и Евросоюзу

Редко когда связь между политикой памяти и политикой власти была столь очевидна, как в последние дни по случаю "референдума" по конституционным изменениям Владимира Путина в России. 24 июня в Москве прошел Парад Победы, приуроченный к 75-й годовщине окончания Второй Мировой войны. На Красной площади в разгар уже долго длящейся пандемии коронавируса состоялась демонстрация новейшего оружия, маршевой дисциплины и патриотизма, но прежде всего – самого президента. Уже на следующий день, 25 июня, началось голосование по новой Конституции, которую обманным путем преподносят как реформу старой и которую Путин составил, в первую очередь, для собственной самозащиты. Буквально 21 июня он впервые открыто заявил, что "не исключает" повторного баллотирования на пост президента в 2024 году (см. Итар-Тасс). Именно это позволяет ему новая Конституция, а при необходимости и желании он сможет остаться на посту и до 2036 года, так как она полностью "аннулирует" прежние сроки его полномочий. Однако Конституция не может аннулировать преступления во внутренней и внешней политике, которые он совершил и которые держат в напряжении всю Европу, особенно после нападения на Украину в 2014 году.

Таким образом "народное голосование" проводится непосредственно в контексте памяти о победе Советского Союза и его Красной Армии над Гитлеровской Германией, которая вновь используется в качестве центрального объединяющего элемента современного российского государства. В конечном счете это свидетельство бедности, получается, что с точки зрения российского руководства, за 75 лет с 1945 года, за почти 30 лет с момента распада СССР и за более чем 20 лет власти Путина не было другого совместного достижения, близкого по светлости к жертвенной победе, одержанной при диктаторе Сталине, и способного создать коллективную идентичность, сравнимую с коллективной идентичностью Советского Союза. Нынешнее руководство само внесло в это значительный вклад, отказавшись от усилий по демократизации в 1990-х годах как "непригодных" или даже "чуждых". С тех пор руководящие принципы являются не более чем персонализированной монополией власти внутри страны и претензиями на великую державу снаружи.

В ошеломляющей статье от 18 июня для американского журнала "The National Interest", которую необходимо прочитать каждому, Путин видит два урока Второй мировой войны. Первый вывод – лишь разделение Европы и мира на зоны влияния держав-победительниц и их право вето в ООН позволили предотвратить Третью мировую войну. И, во-вторых, по этой причине глобальный баланс интересов должен и дальше устанавливаться на встречах пяти держав – России, США, Китая, Великобритании и Франции. Несмотря на весь мирный пафос статьи, в ее основе лежит опасная аксиома: новая большая война была бы вероятна, а возможно, даже неизбежна и, в конечном счете, оправдана, если бы интересы и предполагаемые особые права одной из этих пяти держав (то есть в данном случае – России) не были приняты во внимание, как изначально ожидалось. При этом не упоминаются ни международное право как регулирующая и стабилизирующая основа, ни проекты по объединению, такие как Евросоюз, который помог урегулировать ряд разжигаемых войной конфликтов, ни сама нелегитимность войны и насильственной смерти, завоевания территорий, привилегий. Скорее предполагается, что присоединение половины Польши и стран Балтии после пакта Молотова – Риббентропа (в тексте – инкорпорация!) следовало неопровержимой необходимости и логике. И это в 2020м году.

При таком мировоззрении руководство России еще долгие годы будет оставаться нерешенной проблемой для людей внутри страны, для соседних стран и для мира в целом, и, возможно, станет еще более острой. Дело в том, что голосование по поправкам к Конституции, юридически излишнее и лишь еще больше девальвирующее порядок голосования в Думе и Совете Федерации, призвано раз и навсегда закрепить практически пожизненное авторитарное правление одного человека. Это лишит страну какой-либо перспективы развития, так как стареющий президент, находящийся в заложниках своего собственного поведения и мышления, не сможет вырваться из ловушек, которые сам же себе и поставил, не сможет предоставить правительственные должности молодым экспертам, более открытым всему новому, и тем самым не сможет осуществить модернизацию политики, общества, экономики, образования и общественной культуры, делающую ставку не исключительно на оружие, сырье и космические путешествия, а идущую в ногу с другими странами.

Разрушенное гражданское общество и слабость международного сообщества

Для независимого гражданского общества в России борьба против новой Конституции была проиграна с самого начала. Сначала оно спорило о том, действительно ли ущерб от новых поправок был хуже, чем от предыдущей Конституции, которая также вступила в силу в 1993 году в ходе подрыва демократических институтов и которая сохранялась вплоть до нынешнего репрессивного положения дел при Путине. Несколько недель назад гражданское общество наконец-то выбрало стратегию сопротивления, в основном, через социальные сети. Но лучше ли держаться подальше от этого нелегитимного фарса, участвовать в нем, выражая несогласие, или критически наблюдать (в частности, такое решение приняла глава Немецко-Русского Обмена в Санкт-Петербурге Елена Белокурова см. ЗДЕСЬ) – все это под угрозой коронавируса - гражданское общество так и не пришло к согласию.

Наиболее успешными по-прежнему были попытки обратиться к авторитетным политикам и к Венецианской комиссии Совета Европы, которая должна консультировать государства-члены по вопросам их конституций и их соответствия стандартам Евросоюза. Но, к несчастью для этого органа и Совета Европы в целом, медленно работающая комиссия в предварительном заявлении объявила неприемлемой только ту плановую конституционную сентенцию, согласно которой российское государство больше не будет вынуждено выполнять решения многосторонних институтов в будущем, таких как Европейский суд по правам человека: ведь именно этот жесткий отход от международных стандартов является одной из главных целей путинской "конституционной реформы".

Ровно год спустя после практически безоговорочного возвращения российской официальной делегации в Парламентскую Ассамблею Совета Европы (ПАСЕ) 24 июня 2019 года – что было оправдано желанием и дальше вовлекать российское правительство в общие дискуссии и правовые форматы – стремление к такому общению не потеряло своей актуальности, но его реализация еще более иллюзорна: новая конституция еще шире открывает ворота для произвола в путинской стране и рисков для соседей, особенно для Украины. И они могут стать реальностью, как только монополисты власти в Москве увидят, что их желания не исполнились, потому что их монополия на власть тоже остается иллюзией, и уже сегодня. Никогда с момента аннексии Крыма рейтинги опроса Путина не были такими низкими, как сейчас.

На те долгие годы, которые, вероятно, еще будут предшествовать настоящей демократизации в России и за ее пределами, Евросоюзу лучше всего посоветовать поддерживать свои собственные правовые стандарты, как на национальном, так и на международном уровне, и бороться с текущими проблемами в разнообразном тематическом и личностном сотрудничестве именно с этим гражданским обществом и более космополитичными экспертами во всех областях из России и других государств Центральной и Восточной Европы, тем самым готовясь к возможно еще довольно отдаленному общему будущему с измененной Россией. В самом крайне случае это случится только после 2036 года, но продолжать строить мосты нужно уже сейчас. Началом этому может и должно стать Немецкое председательство в Совете Европы с 1 июля.

Штефан Мелле, ДРА

Назад